Комиссар Катар

Всегда готов мой карабин
У графомана выбить стоны,
Я заряжаю в магазин
Стихов латунные патроны.

Веселый снайпер, я засел
Никем не узнанный на башне
И изучаю вас в прицел
На 'креативной' вашей пашне.

О снайперах говорят многие, а некоторые даже с ними знакомы. На вид обычные люди, малоприметные, встречаются снайпера и рядовые и генералы. Правда, последних мало, все больше в память о лихой молодости, но есть, а точнее встречаются, как редкий зверь, занесенный в Красную Книгу.
Сегодня, когда многие и многие считают себя гениями тактики, оперативного искусства и стратегии, у большинства обывателей мнение формируется, именно, из домыслов таких специалистов. Автору приходилось встречать таких специалистов, разговор с которыми, как правило, начинается с уверенных деклараций противоположной стороны, но после двухминутного разговора, запал специалиста пропадает и обнаруживается полное незнание темы. Собственно, можно было бы оставить в покое обывателя со своими тайными званиями, относительно снайперского дела, но участившиеся «подвиги» журналистов,  лично перестрелявших тысячи солдат противника из СВД, на Донбассе или в Сирии, подвинули меня написать эту миниатюру. Миниатюру о том, как работает снайпер, а заодно вообще рассказать, кто он такой, этот уникальнейший специалист военного дела. Ну, а что бы у читателя не было сомнений в моей компетенции. Спешу сообщить, что мне приходилось самостоятельно работать снайпером и позже, планировать его в своих операциях, по работе подчиненного мне спецназа. Автор «краповый берет», а потому отдает себе отчет, в том, что собирается рассказать читателю.
Существуют различные категории снайперов, которые используются при выполнении тех или иных заданий. Я попробую объяснить специфику каждого из них, хотя мне ближе снайпера штурмовых групп и СОБР.
Мои «полицейские» снайпера, как правило, работают поодиночке или парами. При их использовании необходимо организовать отдельную радиосеть снайперов, которая выходит на руководителя операцией. Снайперов разбивают по секторам, а преступников (террористов) нумеруют. В ходе всей операции каждый снайпер постоянно докладывает, какой преступник находится в его секторе.
Мне приходилось смотреть в прицел, на такой сектор. Можете верить, а можете — нет, но наблюдаемый чувствует взгляд снайпера и потому ощущает себя очень неудобно. Он, как правило, озирается по сторонам, инстинктивно втягивает голову в плечи и старается занять позицию, максимально безопасную для себя. Напрасный труд, если его взяли на мушку, то спасти его может только приказ руководителя операции, отменить стрельбу.
Рекомендуется тренировать «полицейских» снайперов в проведении снайперской атаки или залпа. Снайперский залп заключается в одновременном открытии огня всеми снайперами после получения от руководителя операции команды на поражение террориста. Этот прием был успешно применен французской группой GIGN в 1976 г. во время освобождения автобуса с детьми в Джибути.
Теперь читатель понял, почему преступнику не уйти? Его просто дублируют и можно быть уверенным, что свинцового жука он схлопочет, сразу с нескольких сторон. Беда преступника в том, что он не понимает, что против него работают люди, которых научили стрелять, а вот промахиваться нет. Так устроена психология снайпера, что если приказано промазать, то он получит команду «куда именно промазать». И вот эта точка для всех станет промахом, а для снайпера – четко выполненный выстрел. Задание выполняется в любом случае, но иногда в интересах оперативной разработки требуется «промах», просчитанный специалистом.
Очень эффективна работа «полицейских» снайперов на позиции в паре. Один из них, в годы Великой Отечественной войны он именовался снайпером-наблюдателем, обычно с помощью оптических приборов осматривает местность, обнаруживает и указывает цели, определяет результаты стрельбы и дает поправки: по дальности — в метрах, боковые — в тысячных или в фигурах. Другой (снайпер-истребитель) ведет огонь. Позже, методику полицейских снайперов, применили в армейских подразделениях, где работа в паре получила широкое распространение. Естественно, что армейцы не только применили наш опыт, но и максимально приблизили его к реальным условиям войны. Однако, в отличие от нас, в армейских службах промах допустим, и не страхуется.
При подготовке и применении войсковых снайперов необходимо учитывать опыт предыдущих военных конфликтов. Так, во время Великой Отечественной тактика снайперов была весьма разнообразной. Они действовали как в составе подразделений на позициях, так и отдельными группами, парами и поодиночке. Причем им всегда предоставлялись известная самостоятельность и возможность реализовать свою инициативу. Выполнение задания армейца, целиком зависит только от него и правильности выбора им позиции, поскольку есть место для маневра. У «полицейского» снайпера такого маневра нет, иногда, приходится посылать заряд, через совсем маленькое отверстие, где в доли секунды появляется силуэт.
Например, летом 1943 г. при обороне Курского выступа в каждом стрелковом полку готовились специальные снайперские команды по 25-30 человек. Порой снайперам приходилось решать оригинальные задачи: вести огонь по самолетам, собакам с подрывными зарядами-вьюками и другим нетипичным целям. А это значит, что армейский снайпер универсален в выборе и определении приоритетных целей.
В контрпартизанских действиях, которыми армейцы мало занимаются, характерных для многих локальных конфликтов, исход боя часто предопределяла не мощность тяжелого оружия, а огонь снайперов специальных «полицейских» подразделений, которые ориентированы на то, что с той стороны им противостоят специалисты с невысоким качеством стрельбы, как и в случае с преступниками. Согласитесь, что партизанский снайпер, имей он хоть и семь пядей во лбу, отличные показания на промысловой охоте, значительно отстает от снайпера с полицейской подготовке. Хороший охотник промысловик, прекрасно ориентируется в лесу и горах, а вот работа в руинах города, требует специфического стрелка. Бои в городе, для полицейского снайпера действо захватывающее. Мне приходилось бывать в таких условиях (например Сараево), где известный по фильму сталкер, просто детская игра в буку, по сравнению с профессионалом стрелкового дела.
Снайперы готовятся к боевым действиям в парах. Парами они могут вести круглосуточное наблюдение, вместе определять расстояние до целей, корректировать огонь друг друга, под прикрытием друг друга принимать пищу или оборудовать позицию.
Читатель, конечно сейчас нарисует в своем воображении, спецназовский армейский паек, полный необходимых витаминов, белков, жиров и углеводов. Однако все прозаичнее. Каждый снайпер берет с собой то, что считает нужным, предпочитая продуктовому набору заботу об оружии.
Из наиболее приятных вещей, хочу вспомнить сахар. Особенно он полезен ночью. Если уж читатель решит всерьез понаблюдать за своей женой, считающей, что он уехал в командировку, то как выбрать место наблюдения, ему подскажет природное чувство. А вот организм после напряженного ночного вглядывания в темноту, непременно устанет и понизится острота зрения. Достаточно кусочка сахара, который следует рассасывать, и острота ночного зрения восстанавливается примерно на полчаса. Впрочем, я всем желаю, что бы подобных наблюдений вы не испытывали. Подруге жизни нужно доверять, но время от времени «промахиваться», да так, что бы вход пули был прямо перед ее глазами. Во первых это предупреждение, а во вторых привет от любимого. Конечно, это шутка, но если летчик покачивает своей жене крыльями, танкист салютует из ствола, то почему бы не прибить назойливую муху, мешающую делать жене отбивные для вас.
Нечто подобное, действительно происходило в жизни. Поговаривают, что прапорщик аккуратно снял с дерева наглую ворону, воровавшую со стола кухни, блинчики с мясом. Я его понимаю, за такую вкусноту, я бы сам эту ворону в поле загонял. Это я к тому, что блинчики с мясом в жизни снайпера большая редкость. Все больше курага, изюм, шоколад, орехово-медовая смесь, сало, которое нужно держать на языке и конечно вода. В угоду воде снижается удельный вес продуктов.
Количество пар, участвующих в боевых действиях, зависит от их наличия, ожидаемого сопротивления противника и продолжительности операции. Более разумно использовать снайперов в определенной очередности на ключевых позициях, не всех сразу. Если читатель думает, что снайперов пруд-пруди, то глубоко ошибается. Их мало, очень мало и всегда не хватает, конечно, кроме случаев серьезных операций или захватов, когда начальство, в опасении за свои шапки и должности, не скупится ни на что.
Армейские снайперы должны использоваться в районах с хорошей видимостью, полицейские – где придется.
В определенных условиях группа снайперов может находиться в легкодоступном, уязвимом для огня противника месте, поэтому для ее защиты необходима огневая поддержка пехоты — как на открытой местности, так и при проведении операций в населенном пункте, когда нападение на снайперов может быть совершено местными жителями. Полицейский снайпер всегда обеспечен такой защитой, армеец – крайне редко, а среди этой редкости, его вряд ли будут охранять «Искандерами», спутниковыми лазерами и танковыми соединениями. Один-два автоматчика и все сопровождение. Так, что надеяться лучше всего на самого себя и второе оружие.
Роль армейских снайперов при общем наступлении — обнаружение и уничтожение дальних целей, которые могли бы помешать его развитию. В задачи снайперов в ходе наступления входят: огневая поддержка пехоты высокоточным огнем на большие дистанции по огневым позициям противника, передовым артиллерийским наблюдателям, наблюдательным оптическим приборам противника, личному составу противника; защита флангов, прикрытие огнем наступающих подразделений; участие в контратаках.
Роль полицейских снайперов иная. В первую очередь определение самого опасного направления развития ситуации и безопасности окружаемых, охраняемых или преступников. Да вы не ослышались, именно безопасность. Преступник нужен живым, поэтому простреленное колено или обездвиживание предпочтительнее уничтожению. Именно поэтому так долго идут переговоры с преступниками по освобождению заложников. Надо понимать, что снайпер специального подразделения не только стрелок. Он еще и человек имеющий навыки оперативника.
Снайперы, участвующие в наступлении на укрепрайон, получают задачу по ведению высокоточного огня по наблюдательным пунктам, амбразурам и противнику, покидающему укрытия. Цели выбираются специально с тем, чтобы подорвать силы противника и уменьшить взаимодействие между отдельными укреплениями. При прорыве укрепрайона снайперы ведут постоянную огневую поддержку своих подразделений.
Здесь снова нужно развеять небылицы про промысловиков-охотников. Стреляют они действительно хорошо, а вот опасности не боятся и маскироваться на непривычной местности не умеют. Белка, которая стреляется ими в глаз, ответить тем же не может, да и поле битвы или городские кварталы, совершенно не лес. Здесь звери пострашнее. Надо понимать, что снайпера это в первую очередь сами звери, у которых очень длинные возможности против противника. Поэтому чутье и чувство опасности обязательно.
Наступление на населенный пункт ведется в три этапа. На первом (блокирование района боевых действий, перекрытие подходов к нему) снайперы ведут огонь по важным целям. На втором (продвижение к населенному пункту, захват небольшого плацдарма на его окраине) снайперы выдвигаются и занимают начальные позиции для огневой поддержки наступления. На третьем (захват населенного пункта в соответствии с планом наступления) снайперы взаимодействуют с пехотными подразделениями. Они находятся на расстоянии, достаточном для того, чтобы не участвовать в перестрелках, но уничтожать цели, препятствующие продвижению. То есть снайпер постоянно меняет не только позицию, но и тактику своего индивидуального боя, и даже в случае неудачи наступления, будет прикрывать отход, а то и останется на чужой территории. Роль разведчика с него никто не снимал, а после каждого выхода на задание, писание рапорта обеспечено.
При форсировании водной преграды как с ходу, так и с предварительной подготовкой снайперы используются и до, и во время форсирования. До него снайперы ведут наблюдение, участвуют в подавлении наблюдения и огня противника. Высокоточный огонь снайперов ведется до окончания форсирования. В ходе его снайперы не ведут огонь до тех пор, пока не обнаружатся цели, угрожающие успешному исходу операции. То есть при форсировании бьют только по целям визуально наблюдаемым.
Читатель,  спросит: а что же есть и не наблюдаемые цели? Да есть! Особенно у снайперов, которые занимаются ликвидацией. Дело все в том, что человек имеет привычки и изучение их, позволяет уничтожить цель, например, при закрытых занавесках или с помощью специальных приборов. Последние не используются в армейских структурах – ликвидация дело полицейского снайпера.
В разведывательных дозорах снайперы могут применяться как совместно со штатными разведподразделениями, так и самостоятельно. В американской армии есть термин «разведывательно-снайперский патруль». Это разведдозор (группа), состоящий из шести — восьми снайперов и одного-двух корректировщиков. В группах по разведке объекта противника участвует обычно пара снайперов. В случае разведки района количество пар увеличивается.
В наших снайперских делах, примерно то же самое, но есть исключительно славянская специфика, какой нет у НАТО. Наши снайпера более свободные и наверное бесшабашные.
Мне приходилось лежать в замаскированной позиции, где ботинки солдат противника находились менее, чем в полуметре. А во втором случае, враг бросал в нашу сторону пустыне консервные банки, не понимая, что из этой помойки, за ним смотрят очень внимательные глаза.
Какие чувства испытывал тогда? Да наверное никаких, скорее всего готовность вступить в бой по четко отработанной схеме, благо я был поддержан своими товарищами, с фланговых и фронтальных позиций.
По сей день помню, что ели бородатые – гусиный паштет венгерского производства. Потом, когда мы все таки накрыли караван, я из трофейного паштета банок пять умял с галетами американскими. Так себе, наша тушенка лучше, а чай у них вообще никакой. Заваривать можно, а вот чифира на получится. Наш же, можно просто жевать и сплевывать жвачку, которую, тут же необходимо присыпать или припрятать.
Конечно, читатель задаст вопрос, а как же с туалетом дело обстоит? Логичный вопрос, ведь я тут про снайперские разносолы распространялся. Ответ такой – никак не обстоит дело. Есть, конечно, памперс, но сами понимаете, удовольствие не из самых приятных. Женщинам-снайперам в этом вопросе легче. Впрочем, мужички научились справлять малую нужду лежа. Технологию не расскажу, уж больно комичная, так гляди и померкнет слава русского снайпера. А вот с проблемами кишечника, лучше разбираться до выхода на позицию. Ну а если прижмет, то как водится – в штаны, в смысле в памперс. С газетой, гордо и комфортно посидеть на краю белого брата, не удастся. Конечно, напарник прикроет, но покидание места засады такое сложное, что расхочется сразу. Тем более получить пулю со снятыми штанами не комильфо.
В обороне снайперы могут использоваться в боевом охранении для выявления и уничтожения наблюдателей и предотвращения внезапного нападения противника. Они располагаются на некотором удалении в глубину от переднего края, поскольку он в первую очередь подвергается массированному огню противника. В то же время это удаление должно позволять снайперу вести эффективный огонь по наступающему противнику, встречая его высокоточным огнем у каждого рубежа заграждений. Снайпера надо поберечь. Он еще пригодится.
При обороне района снайперы могут входить как в первый, так и во второй эшелон. При необходимости обороны переднего края района снайперы располагаются немного сзади стрелковых подразделений, чтобы избежать огня противника. Их задача — контроль путей подхода и уничтожение целей противника. Во втором эшелоне снайперы оказывают огневую поддержку подразделениям переднего края района обороны, контролируют командные высоты и пути подхода противника.
Во время круговой обороны особое внимание уделяется взаимодействию снайперов. Они поодиночке распределяются по периметру, прикрывая вероятные пути подхода противника. Хорошие снайпера, не дадут поднять голову, а появление в их рядах ОХОТНИКА, как правило, сеет панику у противника.
Охотник, снайпер особый, склонный к личной дуэли с врагом, обладающий особым куражом и удачей. Он универсален к использованию и в армии и в полиции.
При обороне населенного пункта снайперы, как правило, располагаются в строениях, обеспечивающих ведение наблюдения и огня по всем направлениям. На них может быть возложено выполнение следующих задач: борьба против снайперов и наблюдателей противника; поражение целей; контроль за определенными работами и путями подхода; огневая поддержка вблизи баррикад и заграждений; наблюдение за флангами и тылом; поддержка контратак.
Во время отступления снайперы выполняют задачи по уничтожению противника, сковыванию его действий, наблюдению, прикрытию путей подхода и препятствий, изматыванию противника и т.п.
Ну и наконец, о теме, которая наиболее раскручена в сюжетах многих фильмов: противостояние снайперов или дуэль. Скажу честно, сам никогда не участвовал, а вот из первых уст, наслышан о многом. Надо ли говорить, что фильм и жизнь вещи разные. В фильмах Голливуда, полицейского и рельсой убить не могут, так, что говорить о суперменах-снайперах?
В борьбе со снайперами противника применение снайперов должно производится в антиснайперских командах. В их состав помимо одного-двух снайперов, включаются пять-шесть наблюдателей, которые ведут наблюдение за местностью с целью обнаружения позиции снайпера. В городских условиях число наблюдателей может быть меньше. Наблюдатели могут выделяться из состава разведывательных подразделений в команды, но общее руководство должен осуществлять командир снайперов. Поэтому противостояние снайперов не одиночное, а командное, где не исключен обычный стрелковый бой, даже без применения снайперской винтовки. Кстати, ради уничтожения обнаруженного снайпера, корректировщик не пожалеет и десяток снарядно-минных прилетов. Конечно, за снайпером на самолете, никто гоняться не будет, а вот получить серию реактивных снарядов с вертолета, вполне возможно.
Чтобы эффективно использовать снайперов мотострелковых, парашютно-десантных подразделений, их необходимо вывести из состава отделений и сформировать в отдельное подразделение, лучше разведывательное. Они должны тренироваться по отдельной программе и применяться по заявкам командиров рот (батальонов). Примером может служить штат батальона морской пехоты США. В его составе — разведывательный взвод, в котором одно отделение снайперское, из восьми человек. Как видите не так много этих стрелков даже у американцев.
Что касаемо снайперов правоохранительных структур, то они всегда стоят особняком от иных служб.
В общем, обычные ребята и девчата, прошедшие, как правило, специальную подготовку, главная проблема, которых состоит в том, что в мирное время их подготовке уделяется мало внимания.
Боевые действия в Афганистане показали, насколько значительна роль снайперов в подобных конфликтах. Но к ним снайперы должны быть подготовлены. Пора прекратить практику их обучения во время войны, что случается практически во всех армиях мира.
Снайперу мало просто хорошо стрелять. Со снайперской винтовки, при определенной практике , попадет любой солдат. Снайпер это прежде всего разведчик, со специфическими функциями и умением выживать. Поэтому, никакой чемпион мира, работающий по цели в комфортных условиях соревнований, не годится в подметки снайперу практикующему на войне или в составе спецподразделений.
Поэтому, я хочу развеять еще одну небылицу о снайперах из подразделения «Белые колготки» или второе название «Белый чулок».
«Белые колготки» – это широко распространённая в профессиональной среде армейская байка об отряде «снайперш» из Прибалтики, с начала 1990-х годов участвующем во всех вооружённых конфликтах на постсоветском пространстве на стороне антироссийских сил. О «белых колготках» упоминали свидетели событий в Нагорном Карабахе, Абхазии, Приднестровье, Таджикистане и, конечно, Чечне. Как и положено фольклорному сюжету, солдатская легенда о прибалтийских «снайпершах» с годами обрастала подробностями и деталями. В наши дни легенда гласит, что «белые колготки» – это батальон бывших советских биатлонисток с националистическими взглядами, составленный из потомков сосланных при Сталине в Сибирь прибалтийских народов.
Давайте-ка посчитаем? В армию призывают в 18 лет. То есть на момент формирования мифического батальона в 1990 году, его солдатами могли быть биатлонистки Прибалтики должны были быть не младше указанных 18 лет. Команда биатлонисток совсем не большая и три страны прибалтики, вряд ли наскребут взвод, особенно если учесть, что в 90-е годы, особых успехов в спорте у прибалтиек не было, а команды этих республик были старыми. Но даже, если им всем было по 18 лет, то на 2016 год этим девушкам по 45 лет. Просматривая списки сборных трех прибалтийских стран, я не нашел там ни одной молодой спортсменки, все были за 30. А это очень поздно для подготовки на снайпера. Да и потом биотлонистки стреляют мелкокалиберным патроном, а это совсем иное, чем снайперская винтовка. Да и упражнения совсем другие. То есть в армейских подразделениях, содержать девчачий батальон не имело смысла. Другое дело в правоохранительных органах.
Но шутки шутками, а любая легенда возникает на основе каких-то реальных событий, и байки о «белых колготках» не исключение. Отряд снайперш-биатлонисток – это, конечно, миф, но участие в двух Чеченских войнах наёмников из Прибалтики – общеизвестный факт. Погибшие в Чечне литовские наёмники (например, Л. Вилавичюс) были похоронены литовскими властями на родине с воинскими почестями. На основании фактов героизации граждан Литвы, воевавших в Чечне на стороне боевиков, Вильнюсский окружной суд в 2013 году вынес мягкий приговор уроженке Каунаса Эгле Кусайте, завербованной террористической организацией «Эмират Кавказ» и планировавшей подорвать себя в московском метро.
Об участии в Чеченских войнах на стороне боевиков наёмников из Литвы, Латвии и Эстонии говорилось в 2004 году в коммюнике официального представителя Регионального оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе генерал-майора Ильи Шабалкина. Российское военное командование подтверждало работу в Чечне снайперов из Прибалтики, в том числе женщин. «Основную массу боевиков составляли арабы, выходцы из Средней Азии, было несколько чернокожих и снайперша из Прибалтики», – пишет в своих мемуарах командующий федеральными войсками в ходе боевых действий в Чечне и Дагестане генерал Геннадий Трошев. Так что рассказам о батальоне «белых колготок» было откуда взяться.
При такой исторической традиции, а также с учётом давних связей украинских ультраправых с прибалтийскими националистами и общеизвестных фактов поддержки странами Балтии украинской армии (включая не только регулярную армию, но и добровольные националистические формирования), неудивительно, что слухи о снайперах из Прибалтики добрались и до Донбасса.
Впервые о них заговорили в 90-ые годы в связи с грузино-абхазским конфликтом. Официальные источники подтверждали участие женщин-снайперов в военных действиях в этом регионе. Эти дамы воевали на стороне грузин. Были ли это одиночные случаи или существовали какие-то особые женские отряды, при этом не уточнялось.
В армейском фольклоре о снайперах в юбках ходили следующие слухи: в прошлом все они якобы были спортсменками-биатлонистками из Прибалтики. Воевать против российских федеральных войск стали из яростной ненависти к русским. Чеченцы платили наемницам за их «работу» $50 в час.
В 1995 году издание «Коммерсантъ» опубликовал неподтвержденные данные, что в Грозном действительно воюют женщины-снайперы славянской внешности. Военные после антитеррористической операции в Чечне распространяли слухи о якобы расстрелянных террористках латвийского, эстонского и литовского происхождения. Та же ситуация повторилась позднее и в Приднестровье.
Я в конце миниатюры, расскажу про то, откуда взялись эти слухи, а пока продолжу свой рассказ.
Вероятными прототипами светловолосых наемниц со снайперскими винтовками могли быть некоторые реально существовавшие лица. Одно из них – молодая девушка из Полтавы по прозвищу «Лолита». Она реально служила в 1995—2001 годах в отряде Басаева и впоследствии получила за это срок. О ней написала обозреватель Е. Маетная («Московский комсомолец»). История «Лолиты» получила широкий общественный резонанс и могла спровоцировать слухи о «Белых колготках». То, что Шамиль Басаев создал в 90-х женский снайперский отряд, подтверждала и газета «Столичные новости» (Украина, 2003 г.). В него якобы набирали уроженок Украины и Прибалтики, желавших подзаработать. Отрядом руководила Мадина, родная сестра Басаева. На самом деле, в его армии существовали отряды чеченок-смертниц. Но среди них не было девушек славянской национальности (надеюсь вы помните, что прибалты то же славяне?). Другим прототипом «Белых колготок» могла быть российская биатлонистка из Санкт-Петербурга, которая реально воевала на стороне Басаева и за неплохие деньги отстреливала русских солдат. О ней рассказал С. Шаврин, бывший полковник ФСБ.
В общем вариантов возникновения, легенд об этом отряде множество, истина же совсем иная. Прости, читатель, но пришло время каяться. Слушай мою исповедь.
Дело все в том, что я литературе уже в четвертый раз, и всегда под разными именами. Это такая творческая задумка, да и потом, моя служба не приветствовала литературные занятия своих офицеров. Именно поэтому в конце 80-х прошлого века, в мире появился известный автор детективов, которые экранизировались и издавались. Первая моя работа, была написана после моей последней замены в Афганистан, откуда меня в конце 1988 года вывезли тяжелораненым и без сознания. В 1989 году, в Литературной газете и еще нескольких изданиях, появился мой первый рассказ «Верный» про реальные события из жизни одной из разведывательно-диверсионных групп, очень серьёзного ведомства СССР. Это очень хороший рассказ и я его считаю первым успехом. Потом была еще серия рассказов о той войне. Сдобренных мистикой, пока не появился фильм, по одной из моих работ. Он мне крайне не понравился, хотя и снят известным режиссером. В общем, я отказался от этой темы и перешел к детективам, правда, впервые спрятав свою фамилию, под псевдоним. Эти детективы были читаемы, и публиковались, через подставное лицо. Сегодня, этот человек сам пытается продолжить тему, которая мне просто надоела. Я отдал ему свой псевдоним, с условием, что настанет такое время, когда я расскажу читателям правду и они узнают, что четыре известных поэта и писателя, имеющие документы на членство в Союзах Писателей нескольких стран, одно и то же лицо. Скажу так, я «расписался», на этих работах, набил руку.
Об участии женщин в войнах мира, я знаю не понаслышке. Я принадлежу к древнему русско-франко-польскому роду и давно изучаю тему женщин на войне, благо есть свободные доступы ко многим архивам, как в России, так и за рубежом. Однако, я пока об этом писал очень мало, надо систематизировать материал.
Так вот в детективах я занимался сознаельными фальсификациями, когда вводил в повествование о реальных исторических личностях, людей и действия, которых никогда не было. Некоторые «сенсации» живучи и по сей день, особенно приятной была одна, когда я услышал свою выдумку из уст Барака Обамы, Кофи Анана, Николя Саркози… Да что там грешить на Запад, наши доморощенные лидеры попались на ту же удочку. Все это сначала вызывало смех, и я даже пытался многое опровергнуть, но было поздно – сказка начала жить своей жизнью. Особенно много, я встречаю своих «уток» у Левашова и ему подобных авторов. Как оказалось мои сентенции были изданы отдельной брошюрой в США, одним предприимчивым лицом определенной национальности и очевидно повлияли на мировоззрение многих авторов. Например, предложение Сталина поделить Луну, на Ялтинской конференции, я встречал как минимум у 8 авторов, среди, которых многие известные писатели. Поищите сами информацию об этом в сети и убедитесь, что о стенограмме с такими требованиями Кобы, говорят многие. Хотя ничего подобного никогда не существовало. Все это моя выдумка.
Вот и с «Белыми колготками» или «Белыми чулками», а так же со специальным милицейским подразделением «Белая стрела», которое борется с преступницами из банды под указанными названиями, игнорируя закон, то же самое. БЕЛЫЕ КОЛГОТКИ придумал я, поместив их в одном детективе про пост-советское становление преступного мира в Прибалтику. Просто их разгромили менты из БЕЛОЙ СТРЕЛЫ и они, по моему велению, вынуждены были бежать в места, где проходили локальные конфликты.
Я сам не ожидал, что байка окажется такой живучей и поэтому просто махнул рукой, на многочисленные публикации на эту тему. Честно говоря, наши люди поразительно доверчивы и будь я чуть менее порядочен, я бы организовал такое МММ, какое и Мавроди не снилось. Между прочим, и про эту пирамиду он не сам додумался. Я знаю, что у него на полке есть и эта моя публикация. Но он глуп и не знает, как поступать дальше, возрождая, все тот, же обман. А между тем, в истории мировой экономики, есть то, из чего получилась эта МММ. Кстати, вполне прекрасно работала эта финансовая пирамида, просто, в момент Великой Депрессии США, ее уничтожили очень неблагоразумно. В любом случае, для того, что бы понимать эту задумку, нужно обладать логикой, которой совершенно нет у Мавроди. За что и отсидел. Это как раз тот момент, когда воровство чужих идей не пошло впрок. Я скажу больше, новый приход Мавроди не самостоятельный. Места не столь отдаленные таких людей не отпускают. Это зоновский мужик, который ныне батрачит, за то, что относительно спокойно отсидел на киче. Так, что подумайте перед тем, стоит ли нести свои золотые на поле дураков. Повторяю, Мавроди никогда не додумается до того, что бы афера стала прибыльным делом. Он еврей и его мысли направлены на обогащение. А вот, что это такое, он не понимает, а точнее понимает примитивно.
Читатель, может спросить, а почему я сам этим не займусь? Ответ такой – у нас разные воспитания и я не желаю быть олигархом. Мне достаточно того, что есть у меня. И главное в этом моя дружная семья, сослуживцы, друзья.
Я давно замечал лживость официальной истории. А изучение своего рода, знакомство с староверами-богомилами, с наследием катар, полностью поменяло мое восприятие мира. Я прекратил писать детективы на экранизации «Улиц разбитых фонарей». Там и сегодня чего то издается, но мне это уже не интересно. Были стихи и песни, которые теперь поют многие исполнители. Но это все было временное. И лишь увлечение былиной русского народа создало мою четвертую ипостась «комиссар Катар». Придет время и все четыре писателя-поэта объединятся в одно лицо. Мы еще посмеёмся над головотяпами чиновниками от культуры.
Вот все это меня и заставило написать эту миниатюру, поскольку беседы о белых колготках уже начали перерастать в украинские кружевные трусы. Я не спорю, очевидно, наемники существуют везде в конфликтах, мало того, даже рассказал, каким образом с помощью частных военных компаний был присоединен Крым, а Максим Равреба, даже создал фильм на эту тему «Украина. Принуждение силой», по мотивам моих миниатюр, подписанных «комиссар Катар». Посмотрите, вам будет интересно.
Однако, спешу сообщить, что никакого батальона женщин-снайперш никогда не существовало, а мою выдумку просто стали использовать в целях далеких от тех, ради которых она была создана.
Вы знаете, произведения всегда живут своей непонятной жизнью. Честно говоря, мой детектив про банду женщин-спортсменок мне очень нравится. И в то же время он остался малоизвестным, хотя дал начало легенде о «Белой стреле» — тайном милицейском отряде отстреливающем, без суда и следствия бандитов и о банде «Белых колготок, чулок» , противостоящей этому отряду.
Я намеренно не даю ссылку на эту работу. по причинам указанным выше. Всему свое время.
Вот, в общем, и все, что я хотел доложить читателю о снайперах и об их тонкой работе. Ну, а что бы, вы не сомневались в моем праве судить об этой профессии, в заставку миниатюры помещаю свою фотографию, где решил тряхнуть стариной в реальных боевых условиях. Когда, где и в какой стране? Ну, это уж мое дело. Много будешь знать, скоро состаришься. Меньше знаешь, крепче спишь.
В заключение хочу сказать, что снайперам следует сказать огромное спасибо за их труд. Ведь именно потому в государстве покой, что где то, смотрит на мир через прицел, человек с усталыми, но внимательными глазами, один из неизвестных героев нашей с вами России.
В 2001 году журналистка радиостанции «Эхо Москвы» Н. Болтянская смогла взять интервью у посла Литвы в России З. Намавичюса. На вопрос о «Белых колготках» последний ответил, что это просто смешно. По его мнению, образ прибалтийской женщины-снайпера, которая стреляет в русских, был создан для разжигания межнациональной розни. Ну что сказать? Намавичусу просто нужно иногда открывать форточку в голове. Так можно и с ума свихнуться.

И льются песни русского спецназа

Я знаю все: и день и час
И потому прошу отвагу:
— Когда небес придет приказ,
Стой здесь! Назад тебе ни шагу!

Окопчик мой среди полей,
Крутясь, на бешеной планете,
Да будет крепостей мощней!
Да будет всех сильней на свете!

Пускай плечами, в грунт войдя,
Я не предам спецназа братства.
Я буду драться и сражаться,
Богов и сердце веселя.

Когда иссякнут пули-дуры
И штык повиснет на весу,
Врагу гранату бабу-дуру
Под самый копчик поднесу.

Витии! Хватит ли умишка,
Вам Руса мысли разгадать?
Сюда идите, вам братишка,
Урок сумеет преподать.

© Copyright: Комиссар Катар, 2016
Свидетельство о публикации №216112501435