Комиссар Катар

Байда в старорусском языке означает пустое, неважное – пустые разговоры или просто враньё. Байден это просто врун, лгун или пустое место. Например, пустынный остров на Днепре именуется Байдой.
Слова Байда и байка одного извода, только байка имеет русские корни, а байда – южнорусские, малоросские. Причина здесь проста, сама украинская мова, это не что иное, как молва, то есть, пропущена буква Л.

«Дозволь слово молвить» - означало не высокопарную речь, а желание высказать несогласие или ропот. Молвит тот, кто произносит не свое мнение, а мнение толпы или общепризнанное мнение, не согласное с предыдущим оратором. Молва не язык – он свободен и силен. Молва то, что либо пробирается втихомолку, либо передается под «строжайшей» тайной, но при этом является секретом Полишинеля. Молва это слухи, которые ничем не доказаны, но распространяются среди народа склонного к распространению слухов. И у молвы есть свой способ общения – мова или правильнее НОВА, сиречь новость. Молва-мова это норва-нарва или нарова.
Нарова (Нарва) - река на границе Эстонии и Ленинградской области Российской Федерации, имеет название более старое – Алукса – видоизмененное Баклуша. Та самая баклуша, которую нужно бить.
А как можно поколотить речку? Только в одном случае, если баклуша это тонкий лед на застывающей воде бак – лужа. Бек или Бак это одно из названий Нарвы, только в шведском исполнении.
Московские Лужники – это просто ледяные горки, а лужа не вода, а тонкий лед, который мы ломали в детстве. Бить баклуши это ломать тонкий лед.
Так, что же Нарва или Нарова? Она-то, чего ломает? Конечно, норов или порог. Она норовистая, сиречь порожистая. А порогов на Нарве не перечесть. То есть, Нарву можно назвать Днепром – доном порожистым или рекой с норовом. НОРОВ - ПОРОГ.
Стоят друг напротив друга два города: Нарва-Порог и Иван-Город.
— Ну, кто так строит? Ну, кто так строит? – завопит известный персонаж – «гость с востока» из фильма «Чародеи». Наши предки славные строили так. Главным был город Иван – Навий в прочтении наоборот – Новый. У нас как царей звали до прихода романовского отродья? Правильно, Иван Васильевич, Василий Иванович и снова Иван Васильевич. Перевожу: Новый Царь, Царь Новый и снова Новый Царь. Все города на Руси именовались Новгородами, пока им не давали имена по их заслугам.
Так, что за Иван-город стоит напротив порога? Правильно – Новгород на Нарве, где река не замерзает и бьёт баклуши, то есть лёд. Она лед перемалывает или молвит, то есть в местах порогов река говорливая.
Есть такая рыбка-млекопетающее – нарвал. Его еще зовут единорогом. Посмотрите на фото ныне эстонской Нарвы, возле которой река Нарова делает поворот. Иван-город стоит на самом повороте, а напротив эстонская Нарва, которая по своей сути просто гидротехническое сооружение, защищающая размытие низкого берега, а не крепость. То есть, сначала строили Иван-город (1470 год — первое летописное упоминание Нового Села на реке Нарове — будущего Ивангорода), а уж потом на той стороне реки поставили Ругодив или Рогодав (так историки именуют «по старому» Нарву).
На Нарове-реке, на Девичьей горе, на Слуде (Слюде) стоит Иван-город он же Новгород-на-Нарве, он же Нарва и никакой эстонской Нарвы нет, а есть нарвал или рогодав или единорог – гидротехническое сооружение позволившее успокоить норовистую реку. Да там при самом первом взгляде на скошенные стены видно, что это самая обычная дамба с волнорезом на которые позже настроили укрепления.
Иван-город и Нарва один город и никаких немцев с чухонцами-эстами, там никогда не было.
Слуда-гора, это гора Служа, которая, как и Лужники, ледяная или слюдяная. Если вместо бычьего пузыря, стоявшего вместо стекла все лето, вставить в окно подогнанную по размерам льдину, то вся история про слюдяные окна, через которые ни хрена не видно, обретают иной вид. Зачем тащить по всей Руси слюду, если при первом морозе ударил пяткой в баклушу, отметил, что холод пришел и просто вырезал изо льда окошко слюдяное, благо материала на чистых речных водах хоть завались. Нарезал льда на реке и вставляй в оконца – много солнышка – ставнями прикрыл, мало солнца – ставню распахнул.
Я ведь проверил, то, что сейчас написал – не поверишь, читатель, каким волшебным светом наполнилась моя горница и как радостно в ней находиться. Летом такого света, такого преломления и жара не увидишь. И огонь горит и жарко, да только не тает лед, а наоборот прозрачный становится на стыке двух стихий – мороза и тепла. Все, как и со льдом на реке, который снег не припорошил – рыбку живую видно. Помутнел лед от дыма (у меня там мангал) – протер его горячею водой и снова засиял кристалл в окне моём. Снег намел на окошки, то же самое, только с обратной стороны — сижу-любуюсь, сил нет, от красоты такой отойти. И думаю: а если снять окно вместе с переплётом и прямо наморозить лед на переплёт? Сносу не будет.
Не нужно было русским людям зимой ни стекла, ни слюды, поскольку лёд всегда под рукою. Его и камнем не разобьешь, а как тепло придет, то сам на улицу и вывалится. Подтаивает? А подоконник на что – смахни воду тряпкой и сиди-кури. Я вот в горах на холоде, как сделал окна ледяные в лесном домике с осени, так и горя не ведаю. А что говорить тем, у кого морозы серьезнее пиренейских или карпатских? Теперь понятно вам, отчего в бойницах нет оконных переплетов на Руси? Лужники налудили себе льда и горя не ведают. Режь под любую форму и конфигурацию – не с алмазным резцом кажилиться, а если с умом, то и отлить можно. Работы на полдня – радости на всю зиму. Главное байденов не подпускать близко, да эстонцев на байдарках к Нарве-Ивану. Байдарка юркая, быстрая, как сплетня, что молвой разносится или мовой.

© Copyright: Комиссар Катар  17.01.2021
Свидетельство о публикации №221012901334