Комиссар Катар

Слово крест у наших предков означало костер. Если вы присмотритесь к этим словам, то увидите, что они состоят из одних и тех же согласных КСТР или КРСТ.
И действительно, любой, кто хоть один раз складывал костер, знает, что дрова следует класть крест — на крест, а для добывания огня пользоваться кресалом. И не важно как выглядит современное кресало: спичка серная ли оно или модная зажигалка, вся суть его в добывании искры, от которой займется костер и начнется удивительное действо воскресения, когда энергия пламени устремится к небесам.
Крестный ход это тоже событие имеющее отношение к костру-кресту. Это факельное шествие, только факела в нем ныне, заменены на свечи. В старообрядчестве крестный ход совершается по солнцу – посолонь, в никонианстве же против солнца – осолонь. У старообрядцев крестный ход прямо обозначен как ход солнца, богом которого является Христос. Знаменитый катарский символ расположенный за головой Исуса на иконах, не что иное, как крест в солнце, то есть костер, создающий небесный огонь.
Огонь огню рознь. Есть небесный и символ его — наше солнце, есть земной и символ его — костер горящий на алтаре, есть огонь душевный и символ его — воскрешение души, как освобождение от тела.
Поскольку небесный огонь зависит от солнца Ра, то его питает рассказ, душевный огонь существует благодаря песне, а земному в помощь идет сказка. В словах РАссказ и сказКА, есть два различных повествователя: Ра и Ка. Это два славянских бога – Солнце и Земля, Род и Родина, которым душа слагает песни и гимны. Гимны слагаются Солнцу, песни Земле матушке.
Само солнце не Бог Отец, а только отражение его горящего в бесконечной дали света. Солнце не сам свет, а лишь светило и оно вторично по отношению к тому далекому Солнцу, которое зажег Отец в начале творения словами: «Да будет свет». Именно поэтому, мы и пишем слово «солнце» то с заглавной, то с малой буквы. Таких солнц, как наше солнышко, во Вселенной много, планета Земля единственная и уникальная. Это совершенно не значит, что в мироздании больше нет биологической жизни. Она есть, но человечество существует только на планете Земля в своей уникальной форме:  тело + ангел Люд = человек.
Читатель может сказать, что с моей стороны это слишком поспешное заявление об уникальности человечества. Мол, существуют и иные мнения. Мой ответ прост: природа неповторима, и ей не свойственно организовывать мир штампами. Все, что существует в Мироздании очень индивидуально. Конечно допустима внешняя схожесть, но внимательный наблюдатель не найдет в мире двух одинаковых вещей. Так что говорить о человечестве?
Мы часто слышим, что Бог есть любовь, при этом путая любовь со страстью. Здесь все очень просто: страсть стремится завладеть, а любовь отдать. Поэтому страсть, не смотря на все внешние сходства с любовью, именуется пагубной, а любовь воскрешает к жизни. Поясню на примере церкви, там ритуалы стали заменять веру – исключительно пагубная практика. Она объяснима наличием в церкви профессиональных верующих — священников, связанных материальным достатком именно с ритуалами. Я ранее пояснял, что голос церкви это голос епископов, но не священников и мирян. Священник занят исключительно ритуалами, и не вправе рассуждать на вопросы веры, а уж тем более проповедывать. Сегодня это правило Вселенских Соборов нарушается повсеместно и любой поп, которому положено совершать лишь требы, чувствует себя, по меньшей мере, миссионером. Однако забывая при этом, что миссионерство происходит от латинского слова missio и означает «посылка, поручение», то есть делегирование епископом определенных своих полномочий специально подготовленному к миссионерской деятельности лицу. Что касаемо современного православия, которое на самом деле правоверие (ортодоксия = орто (право) + доксия (вера)), то в его среде миссионерство было тесно связано с приведением славян (а это христиане царского родового христианства, но ни какой не народ) в лоно правоверия или никонианской церкви. Кстати правоверные христиане-никониане, станут православными именно во времена патриарха Никона, по сути, присвоив себе чужое название. Греческая церковь никогда не была православной, она ортодоксальная или правоверная. А еще она кат(ф)олическая, сиречь вселенская.
Поэтому называть себя славянином и быть в лоне греческого правоверия, это все равно, как именовать себя иудеем без обрезания. Славяне это последователи Царя Славы Исуса Христа или царские родовые христиане, а никониане это последователи литературного персонажа Иисуса Христа Николы или Ники. Санта Крус или Санта Клаус и есть тот самый Святой Николай или Святой Христос.
Кстати, у предков вера имела два разных написания: одно через букву «ять» вЪра, а второе через привычную букву «Е». Въра означала знание, а вера – познание. Знать много еще не значит понимать полученные знания. Учителя всегда закладывают въру, а вот познать ее правдивость предстоит самим ученикам. Им предстояло ВЕДАТЬ РА или вера.
Царь Славы имеет прямое отношение к огню и как я уже говорил катарский символ «крест в колесе», расположен за головой Христа на любой иконе. «Живем в лесу, молимся колесу» — это присказка староверов-славян, вынужденных бежать от никонианских реформ в скиты и иные укромные места подальше от романовской греческой церкви.
В понимании предков-славян телесный огонь находится в крови человека. Остыла кровь – погас огонь. Учитывая, что боги славян — это наши русские цари, в семье которых родился Исус Христос (князь Андрей Боголюбский/император Андроник Комнин), и в чьих жилах текла его кровь, как их предка, можно сделать вывод, что изначально славяне это только царская семья. Сила крови или сила вены (сла вяны) и есть та самая Слава, чьим Царем был Исус. То есть, он царь своей семьи – Славы.
Однако, следует понимать, что в родовом христианстве существует понятие «боги на небе и боги на земле». Боги на небе это наши с вами предки, которым помогли выбраться из сложного положения обманутых Сатанаилом ангелов Людов, земные боги – русские цари. Сонм ангелов небесных, пламенеющих огнем любви к Всевышнему Богу и есть Слава.
В иных работах я рассказывал, чем отличался Исус от всех людей. Его душа не была обманутым ангелом Людом, его душа была вотелована в земного царя из второго ангельского чина небесной иерархии – ангелов господств. Именно поэтому мы и зовем Христа Господом. Он не просто ангел господств, он Избранный ангел, о котором сообщают многие духовные книги. Есть даже икона, на которой изображен этот ангел до своего вотелования в Исуса. Я ее приводил в одной из работ.
Слава бывает земная и небесная. Русские цари считали себя полубогами не в смысле близости к Исусу, а в смысле своей ответственности перед людьми. И эта ответственность передавалась по роду царей, чьи дела нужно было прославлять. Все просто, государи знали настоящее положение дел в своей семье и не допускали простонародного толкования о ней, сохраняя ее ценности, традицию, устои и конечно веру. Согласитесь, что о своем предке больше всего знают в его семье, в то время, как в простонародном пересказе всегда добавляются сплетни, домыслы и несуществующие факты. Это я к тому, что апостольская церковь в отличие от царской  — церковь простонародная и создана людьми, которые не были вхожи в царскую семью. Кроме апостола Иакова, которого очень скоро убили, среди апостолов Христа не было членов царской семьи. Конечно, нельзя не упомянуть Марию Магдалену (настоящее имя Вера), жену Спасителя и мать его детей, создавшую мою катарскую церковь семейского родового христианства. Катары это семейские староверы и в этом их отличие от родового христианства. Но только в этом. Если Исус царь, то Вера царица, а ее дети – цари. То есть, все тоже царское христианство, только созданное, как церковь Любви земной женщины к мужу гению. Мария Магдалена нашла отражение в мифологии, как рожденная из пены волн Афродита или Венера.
Символами Христа так же являются вино и хлеб. Если вино олицетворяет кровь Исуса, то хлеб – его тело. Это не случайно. В одной из работ я рассказывал, что такое причастие и как показал его Спаситель на Тайной вечере. Сегодняшнее поповское причастие не более как мракобесие. На самом деле, Исус велел поминать его так, как мы поминаем всех ушедших родственников. Он налил вино в рюмку и накрыл ее хлебом. То есть, поставив на стол такой натюрморт, мы тем самым поминаем не только своих родственников или близких, но и Христа. После поминальной трапезы мы выливаем вино на землю, а хлеб крошим птицам.
Дурная же слава это не поступки, а дурная кровь, в которой тоже горит огонь, но не любви, а страсти. Именно этот огонь станет прототипом церковного адового огня – гиены огненной. Дурная кровь, как и дурное вино не отдают подобно любви, а завладевают подобно страсти.
Хлеб, требует выпечки. То есть применение огня. Происходит слово «хлеб» от слова «хлебать», то есть издавать хлебающие звуки. Это и понятно, ведь хлеб бывает жидким и изначально он использовался именно так – варилась каша или бульон на тесте, так называемый золотой бульон, который ни один профессиональный повар не выльет, как непригодный. На золотых бульонах основаны многие кухни мира.
То есть, в любых манипуляциях с хлебом требуется земной огонь. Вину, в том числе и хлебному, земной огонь не требуется, ему хватает огня небесного, поскольку спелость зерна и винограда (ягоды) определяется солнечным светом. Причастность к этому объединению и показал Исус, накрыв вино хлебом. То есть небесный огонь накрыт огнем земным. Если поставить вино на огонь, то оно начнет выпариваться и останется только вода с примесями, поскольку летучие вещества, пройдя через огненную стихию испарятся подобно человеческой душе. Сиречь небесный огонь вернется туда, откуда он прибыл. Планета вообще регулярно отдает тепло одних организмов, ради тепла других организмов, которые придут на смену первым.
В этом вопросе очень интересен свет Луны. В отличие от Солнца, наш спутник не греет планету, а поглощает ее тепловые излучения. Ее свет это свет поглощения, аналогичный фосфорному свечению. Сегодня считается, что фосфор светится потому, что он отдает накопленную энергию. Это не так. Его свечение возникает потому, что накопленная энергия вступает в реакцию с тепловой энергией излучаемой окружающей средой. Это батарейка или аккумулятор требующий постоянной позарядки.
Как ни крути читатель, а мы христиане и вообще все мировые религии (а они вышли из христианства) самые настоящие огнепоклонники, просто попы спрятали от нас понимание этого за размытыми толкованиями своих религий. Только в в синоидальной библии, созданной на основе англиканской библии святого Якова – Вульгаты, слово «огонь» встречается 244 раза, «солнце» — 94 раза, «луна» – 31 раз, а «свет» — 133 раза, «молния» — 17 раз, «крест» — 10 раз. А вот слово «костер» встречается всего 1 раз. Это и понятно, поскольку это слово впервые упоминается в Иез. 24:9 «...и Я разложу большой костер» — поздней вставке ереси жидовствующих в библию. Как я уже указывал в иных работах, Ветхий Завет книга гораздо моложе Нового Завета и описывает события Средневековья. Ветхозаветный «Иезекииль» переполнен астрономической информацией, позволяющей уверенно отнести эту книгу к астрологическим текстам позднего средневековья. А значит слово костер никак не могло присутствовать в библейские времена, поскольку это слово стало применяться очень поздно, примерно в 17-18 веке. И сформировалось оно из слова «крест» путем перестановки букв в слове КРСТ на КСТР. Потому-то оно и встречается всего в единичном случае в тексте библии, что до указанных времен его просто не знали. На лицо очередная фальсификация в истории с огнем. Напомню, что еретиков церковь сжигала именно на кострах-крестах.

© Copyright: Комиссар Катар, 2019
Свидетельство о публикации № 219020702116